Helsinki
joomla 3.0
Estate
Eztur

Image 1 title

type your text for first image here

Image 1 title

Image 3 title

type your text for third image here

Image 3 title

Image 4 title

type your text for 4th image here

Image 4 title

20.08.2020

 20082020-2

Это были профессионально и психологически тяжеленые 5 месяцев, которые, казалось, никогда не закончатся.  Поэтому, сейчас, когда из ковидного госпиталя  выписался последний пациент, хочется  хотя бы на миг остановиться. Выдохнуть.  Отпустить как воздушный шар  все ужасы этого периода. И возобновить плановую помощь. Врачи очень соскучились по «мирным» специальностям и своим пациентам. В материале, который вышел на городском портале Е1 хроники этих 153 дней.

Кого лечил ковидный госпиталь ЦГКБ № 6

В Екатеринбурге под борьбу с коронавирусом было задействовано несколько городских клиник. ЦГКБ № 6 принимала не только пациентов с коронавирусной пневмонией, но и тех, у кого COVID-19 сопровождался декомпенсацией хронических заболеваний. Другими словами, людей, у которых на фоне инфекции обострились болезни почек, сердца, печени, онкологические заболевания. Первые пару недель к нам поступали "контактные" — красивые загорелые люди, которые вернулись с отдыха, а потом — тяжелые и очень тяжелые заболевшие. Ориентиром для врачей служили временные рекомендации Министерства здравоохранения по лечению ковида, а также накопленный годами опыт лечения пациентов с хроническими заболеваниями. Но это по отдельности, а как восстанавливать конкретного пациента с множественными патологиями, осложненными ковидом? Чем лечить инфаркт на фоне коронавирусной инфекции, чтобы учесть лекарственное взаимодействие препаратов, которые нужно принимать одновременно? Или лейкоз и другие заболевания крови, которые в мирное время лечат онкогематологи? Врачам приходилось на ходу принимать решения, привлекать коллег, проводить консилиумы. Много благоприятных исходов, немало благодарностей от выздоровевших. Но, к сожалению, этот вирус не только мало изучен, но и коварен. В опыте есть и случаи, когда пожилые пациенты с сопутствующими заболеваниями выздоравливали, а иммунитет молодых и здоровых не справлялся.

Самые сложные случаи

Есть спасенные пациенты, случаи которых достойны клинического описания в профессиональных журналах. Например, мужчина с пересаженным сердцем, который заразился ковидом и перенес пневмонию. Чтобы организм не отторгал донорское сердце, такие люди постоянно принимают препараты-иммуносупрессоры. Эти препараты в определенном смысле угнетают иммунитет, а именно он борется с ковидной инфекцией, и нашим врачам пришлось буквально пройти по грани, чтобы при высокой температуре пациента подобрать максимально эффективное и в то же время безопасное лечение. Получилось! Радость огромная!

Запомнился яркий случай, связанный с заболеванием продавца арбузов. Он поступил в больницу с подозрением на ковид: высокая температура, отказывают почки, еще ряд признаков. Но тесты и тщательное изучение клинической картины показали, что это не коронавирусная инфекция, а геморрагическая лихорадка с почечным синдромом. Этот диагноз для Екатеринбурга редкий, он эндемичен (свойственен) Башкирии. Ну и лечится, разумеется, по-другому.

Вообще мы можем твердо сказать, что за время ковида у сотрудников больницы расширились знания по ведению сложных пациентов, по различным видам лекарственной и респираторной (дыхательной) поддержки.

Больницу переоборудовали в рекордные сроки

Главный врач больницы Александр Степанов говорит, что ситуация с новой коронавирусной инфекцией совершенно эксклюзивная — за сорок лет его работы никогда ничего подобного не было. Встречались сложные ситуации с различными видами гриппа и другими инфекциями, но здесь все неизученное: симптоматика, диагностика, лечение. И, соответственно, организация самой работы госпиталя. По всей России сотнями разворачивались реанимационные койки, экстренно переобучались кадры, перестраивались пространства больниц. Нашу больницу за три недели силами 180 строителей, которые работали в три смены, полностью переоборудовали в ковидный госпиталь. Работу курировал лично мэр Александр Высокинский, приезжал со своей командой, делал обходы. Не боялся. Было отремонтировано 3000 квадратных метров площадей, проложено полтора километра трубопровода от новой кислородной станции объемом 6 тонн. Теперь в больнице 245 коек с подведенным кислородом.

В период пандемии больница получила функциональные кровати, десятки аппаратов ИВЛ, технику, позволяющую мониторить состояние пациента, пульсоксиметры для измерения уровня кислорода в крови, портативные рентген- и УЗИ-аппараты. Все приобретения будут служить дальше плановым и экстренным пациентам.

Необходимо было перестроить врачебное сознание

Все это время было сложно и физически, и психологически. Нужно было моментально организовать — в совершенно неизученной эпидемиологической ситуации — логистику, чтобы ни сотрудники, ни пациенты не перезаражались. Каждое утро мы составляли сводку по количеству свободных коек: женские палаты «ковидных» — есть два места, мужские палаты — есть одно место для «подозрительных» (то есть с неподтвержденным ковидом).

 

Трудно, но необходимо было перестроить врачебное сознание на новую инфекцию. Медиками накоплен большой опыт лечения бактериальной и вирусно-бактериальной пневмонии. А с COVID-инфекцией другие подходы, проверенные схемы часто не работают: не всегда требуются антибиотики, необходимо применение препаратов, которые разжижают кровь, не ко всем пациентам возможно применить рекомендованные схемы противовирусного лечения. И особенно трудно предвидеть развитие неблагоприятного сценария у некоторых пациентов по клиническим и лабораторным симптомам. Теперь и лечение COVID-инфекции есть в опыте больницы, и это ценно как для врачей, так и для пациентов.

Наш «взрослый» ковидный госпиталь поначалу был единственным, который принимал семьи с детьми. Сейчас "на память" больнице остались разрисованные и облепленные пластилином обои на стенах. Санитарки приводят их в порядок.

В больнице нет собственной КТ-диагностики, которая входит в стандарт обследования при ковидных пневмониях. Приходилось договариваться с коллегами — в основном это 24-я больница, она выделяла нашим пациентам места, а скорая помощь отвозила. Мы им очень благодарны. Но для людей это, конечно, неудобно, и были жалобы.

В жару падали в обморок

Сложнейший участок работы — амбулаторно-поликлиническая служба, на которую в период эпидемии пришлась нечеловеческая нагрузка. До 250 вызовов на дом обслуживали медики. В «мирное» время с вызовами справляются три машины, в «военное» каждый день двенадцать-пятнадцать машин выезжали к пациентам — и все равно не хватало, не всегда успевали. Особенно трудно стало в пик заболеваемости. Каждому пациенту не объяснить, что справиться с таким потоком вызовов физически невозможно, что сотрудники тоже болеют. Поэтому работали все специалисты поликлиник, никто не уповал на свою «норму», спешили к людям до самой ночи. Не раз ковидные госпитали показывали условия, в которых работают, и писали про них — выходишь из "красной" зоны весь мокрый, из СИЗа реально льется.

Некоторые доктора и медицинские сестры в жару падали в обморок. Традиционно чаще пишут про докторов, но на медицинских сестер была не меньшая нагрузка: повышенные риски инфицирования при некоторых манипуляциях, необходимость неотрывного присутствия в грязной зоне в защитной одежде, да и просто преодоление страха перед новой инфекцией.

Первые дни элементарно не хватало респираторов, средств дезинфекции, но это быстро нормализовалось.

Больницу поддерживали организации и отдельные люди

Очень ценно, что организации и отдельные люди поддерживали больницу в самый разгар этого сложного периода. «Яндекс.Такси» возило неотложные бригады к пациентам, ФОРЭС приобрел для поликлинической службы автомобиль, компания «Данон» поддерживала медиков молочной продукцией, а «Ниагара» — пациентов — питьевой водой. Были и другие акции помощи — от мэра Екатеринбурга Александра Высокинского, администрации Ленинского района, нескольких фондов и департаментов. Коллектив всем очень благодарен.

 

Врачи, медсестры, санитарки уже не будут прежними

Больница возвращается к «мирной» жизни. Открываются шлюзы, ведущие в «красные» зоны, переводятся в обычный режим работы облучатели воздуха, расставляется мебель. Хотя в новой реальности по санитарным нормам между кроватями в палате расстояние будет больше, чем прежде. Врачи, медицинские сестры, санитарки и технические службы, которые вынуждены были ходить в опасную зону, уже не будут прежними. У многих сейчас на глаза наворачиваются слезы — мы это пережили!

Хочется провести какой-то ритуал — многие госпитали мира солидарны с нами в этом. Хотя бы на минуту снять маски (на работе они остаются в обязательном порядке), может быть, отпустить в небо шары — символ освобождения от этого испытания. Чтобы больше такое не повторилось!

Во время пандемии больница не только лечила ковидных пациентов, но и думала о развитии. В ближайшее время на базе кардиологического отделения ЦГКБ № 6 открывается центр ХСН — лечения хронической сердечной недостаточности. Амбулаторный прием велся в поликлинике уже около двух лет, и это реальная помощь пациентам, которые имеют длительные сердечно-сосудистые заболевания: гипертонию, ишемическую болезнь сердца, сахарный диабет. При нарастании ХСН у людей появляются отеки, одышка, они не могут спать лежа — только сидя, и прогнозы о качестве жизни часто грустные. Но в центре ХСН в альянсе врач — пациент можно правильно подбирать дозы препаратов и обучать человека осознанному лечению своего заболевания. При таком подходе многие угрозы можно преодолеть.

Главный совет — беречься!

Мы сворачиваем работу инфекционного госпиталя, но к ковидной инфекции, которая все еще есть, присоединяются эпидсезон по гриппу, ОРВИ. Поэтому главный совет, который дает сейчас начмед Эльмира Прокопьева, — беречься! Мы все равно пройдем эту ситуацию: наработается естественная иммунная прослойка, появится вакцина и новые санитарные правила. Но сейчас важно по-прежнему соблюдать рекомендации, которые действовали в это страшное время, и не спешить. Беречься!

Источник: https://www.e1.ru/news/spool/news_id-69430492.html